Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:08 

Неделя КоДая. День первый.

Taiyou no Kame
Мурлыкающая черепашка с серебристой жареной корочкой
Неделя у меня начинается не с понедельника, а с 25 числа, потому что именно 25 мая 2014 года я официально признала Дай-чана своим ичибаном. Спустя ровно неделю, 31 мая, я окончательно зашипперила КоДай.
Именно поэтому это что-то вроде недельного празднования трёхлетия к моими чудесными и самыми любимыми детьми:heart:
Ничего особенного не будет, конечно, но это мой маленький способ сказать им спасибо за то, что они есть в моей жизни.

И начинаем мы c Дайго-центричного джено-текста. Вселенная фика К новой жизни

Название: О прошлом, настоящем и будущем
Персонажи: Нишихата Дайго, Мукай Коджи, Канеучи Тома
Рейтинг: G
Жанр: Повседневность, преслэш
Размер: Мини (~6000)
Предупреждение: OOС, АУ, не бечено
От автора: История задумывалась чуть дальше, но дети самовольно не захотели устраивать мне полноценную романтику, так что извините:lol: Под конец намёки на сюжет немного потерялись совсем хД

Самым ярким из ранних воспоминаний Дайго была паника. Не его собственная, а всех вокруг: он, пятилетний, сидел у дрожащей бледной матери на руках, а люди носились, что-то кричали, кто-то дрался. Отец, пьяный до невозможности - и именно таким Дайго его навсегда и запомнил, - заплетающимся языком что-то втолковывал человеку в форме. Полицейский, скорее всего это был он, казался ниже отца едва ли не на голову, но когда тот попытался замахнуться кулаками, без труда уложил отца на землю.

Дайго хорошо помнил, как зарыдала мать, прикрывая на руке огромный бардовый синяк, и как Йоширо, старший брат Дайго, зарычал, только чудом не бросившись биться за отца.

Следующим воспоминанием Дайго стал уже бункер.

Ни мама, ни брат никогда не рассказывали, каких усилий им стоило, чтобы всё же попасть внутрь, но Дайго догадывался, что просто всё не было, учитывая, что отец так и остался там, снаружи. Брат потом неоднократно говорил, что лучше бы ему было там сдохнуть.

Дайго не знал, соглашаться или нет.

Но всё же думал, что стоило, потому что когда они остались втроём, брат начал его бить. Мать, слабая и безвольная женщина, умоляла старшего сына «не быть как отец», но он, словно озлобленный зверёныш, никого не слышал и не слушал. И выл по ночам как настоящий зверь.

Йоширо было тринадцать лет, когда они оказались под землёй.

Первый год жизни остался в памяти Дайго разрознёнными обрывками, которые включали в себя всеобщий страх и настороженность, бесконечные слёзы матери и такие же бесконечные побои, от которых Дайго понятия не имел, куда прятаться - доставшаяся им комнатушка не была приспособлена для этого, а наружу пятилетнего ребёнка никто не выпускал.

- Дайго, милый, подойди сюда, - однажды сказала ему мать. Она выглядела слишком бледной, с почти синей кожей под ввалившимися глазами. Дайго казалось, что это незнакомая ему женщина, а мама, пусть и вечно боящаяся, осталась наверху, с отцом, улыбаясь в ответ на каждый его удар: «Он мужчина, он имеет право».

- Да? - отозвался Дайго, подползя к кровати матери. Нога после того, как Йоширо за неё потянул, сильно ныла, и ступать на неё было больно, но ему было очень интересно, что хотела сказать ему женщина, почти целый год игнорировавшая его существование.

- Вот, держи, - дрожащими руками, она протянула ему какую-то книжку. Дайго уже умел читать, но он не думал, что у матери осталось ещё хоть что-то, нечитанное им. Учитывая, что в бункере не было библиотеки, это было необычно. - Мне жаль, что я не смогла защитить тебя. Мне жаль, что мне придётся оставить тебя совсем одного. Но ты у меня сильный мальчик, ты должен справиться. Я в тебя верю.

Она говорила, гладя Дайго по волосам, всхлипывая после каждого слова. А затем прижала его к себе так, что даже удары брата показались ему не настолько болезненными.

А на следующий день она просто не проснулась.

Дайго до сих пор не знал, почему она умерла - брат так и не сказал, а спрашивать было себе дороже, - но слова Йоширо он так никогда не смог забыть:

- Так этой слабовольной дуре и надо.

Йоширо уже исполнилось четырнадцать, но теперь Дайго думал о том, что не только мать осталась там, наверху, но и его брат. Потому что он представить себе не мог, чтобы он мог сказать подобное о единственном человеке из своего детства, кто проявлял к нему хоть какую-то заботу.

Книжка оказалась самоучителем по самозащите. Самые простые приёмы, половину которых Дайго не мог воспроизвести в силу своей детской неуклюжести и неоднократно сломанных костей. Но он старался. Потому что понимал, зачем мать сделала именно такой подарок.

После её смерти Дайго, наконец, стал покидать их комнату самостоятельно.

Самым любимым местом для тренировок стал блок утилизации (так он был обозначен на табличке у входа). Там было тихо и немноголюдно: пара хмурых ребят, всегда разных и всегда подростков, да трое суровых взрослых мужчин, появляющихся только утром и вечером, ровно по часам. В некотором отдалении от скопившегося мусора, у стены, в самой тени, там, где Дайго никто не мог заметить, он и тренировался. Сбивал кулаки в кровь, дважды вывихивал одну и ту же руку, тут же сам её вправлял - этому он научился ещё наверху, когда единственным, кто проявлял насилие в их семье, был отец.

Лишь однажды Дайго застали врасплох. Брат снова поднял на него руку: за случайно разлитую из-за болящей руки воду. Дайго в тот момент стало так обидно, что он всё ещё ребёнок, что не может тягаться со старшим братом, поэтому сбежал из их комнаты раньше обычного, налетев по дороге на кого-то.

А затем впервые на своей памяти разревелся. Он сидел в своём тёмном углу, уткнувшись лицом в колени, и давился беззвучными рыданиями, не услышав из-за этого приближающихся шагов.

- Сражаясь со стенами, ты драться не научишься, - произнёс холодный, равнодушный голос, и Дайго вздрогнул, резко подняв голову. Над ним возвышался такой же, как и он сам, ребёнок, в темноте помещения казавшийся каким-то принцем с длинными волосами, тонкими шеей и запястьями и яркими глазами.

- Предлагаешь подраться с тобой? - с вызовом выпалил Дайго, с трудом стараясь не задрожать от внезапного страха. Он обзывал себя последним трусом, но всё ещё ужасно боялся конфликтов.

- Ну а почему нет? Только не драться, а тренировать приёмы. В одиночку же сложно, - и внезапно эта суровая возвышающаяся над Дайго стена смущённо улыбнулась. Дайго ошалело хлопал глазами, не зная, что на это можно ответить. - Только решай быстро, а то я передумаю.

Именно так у Дайго появился его первый друг.

Тома действительно помогал. Он не ворчал, если Дайго случайно делал ему больно, иногда подсказывал, глядя со стороны, как лучше сделать то или иное движение. А иногда даже помогал с чтением особо сложных иероглифов - Тома оказался реально умным.

- Погоди, тебе ещё нет семи, а ты уже в школе?! - они, вопреки правилам, обедали в блоке утилизации, утащив с кухни свои порции еды. Тома пожаловался, что одноклассники, до жути занудные и скучные, достали звать его за свой стол.

- Вообще-то, я ещё с прошлого года там. Родители подсуетились и пристроили. Вроде как раз умный, - с набитым ртом сообщил Тома. Когда они были наедине, он иногда вёл себя как сущий ребёнок, но на людях всегда играл из себя потомственного аристократа - по его же собственным словам. Это было желание его матери, и Дайго совершенно не мог понять, для чего это было нужно. Из-за этого Тома казался сильно старше самого Дайго, и это часто смущало.

- Круто, - всё, что он смог ответить на это, уставившись в свою коробку с обедом. Они помолчали некоторое время, пока Тома с деланным равнодушием не добавил:

- Я задавал слишком много вопросов о том, когда мы вернёмся домой, - Дайго недоумённо вытаращил глаза. Он не ожидал от такого рассудительного Томы подобных мыслей.

- Но... - все знали, что они никогда не вернутся домой. Но Дайго, под взглядом Томы, так и не решился это озвучить.

Больше на эту тему они не говорили.

Дайго всё так же продолжал тренироваться. Он уже пару раз с успехом смог защититься от совершенно бессистемных ударов брата, но того это разозлило только сильнее. Благо, быстро бегать Дайго к тому времени научился тоже.

Каждый раз, когда Дайго решал, что новый приём достаточно изучен, он пробовал его на Томе. Тот бил как девчонка - не обязательно он действительно был таким слабаком, но Дайго было приятно думать, что в случае чего он смог бы защитить друга.

Вот только внезапно помощь понадобилась совсем не Томе.

До звонка с уроков оставались считанные минуты, поэтому Дайго со всех ног бежал к учебному блоку, чтобы успеть перехватить Тому до того, как тот скроется - они до сих пор не знали места проживания друг друга. Но немного не успел - громкий звук раздался ровно в тот момент, когда Дайго подбегал к нужному коридору. Толпа выплыла из помещения, словно стая рыб, и начала расползаться в разные стороны - основной косяк двинулся к жилому блоку. Но Томы среди этих людей не было.

Вздохнув, он развернулся и решил отправиться в блок утилизации, но по дороге услышал звуки - хорошо знакомые звуки, - и, не раздумывая, двинулся в этом направлении.

Их было трое против одного: взрослые, примерно возраста Йоширо, парни окружили кого-то маленького и уже явно побитого. Дайго бросился туда на автомате, за секунду вспоминая всё, чему успел научиться за последние полгода. В себя он пришёл, только когда парни поспешно скрылись, обзывая его «чокнутой малолеткой». Дайго внезапно почувствовал гордость. А затем всё-таки обратил внимание на того, кого совершенно случайно спас.

- Знаешь, я бы и сам справился, - буркнул парень, отряхаясь от пыли, попутно потирая покрасневшую скулу. Он выглядел... гордым. Парень был явно старше Дайго, но вряд ли намного - он казался лишь немногим старше Томы, при этом был несколько ниже его. Темнокожий полукровка с лисьим прищуром глаз - Дайго и сам не понял, как уставился на парня, разглядывая его слишком внимательно. Он никогда в своей жизни ещё не видел полукровок. - Чего смотришь?

Дайго пожал плечами.

- Мог бы и спасибо сказать за то, что не превратился в отбивную. Приятного мало, - Дайго невольно поморщился, вспоминая последний раз, когда брат его побил, а потом с удивлением обнаружил, что с того момента прошло уже больше трёх месяцев.

- Тебя тоже били? - с внезапным интересом спросил парень, но Дайго не стал отвечать. Просто развернулся и отправился дальше. Он даже с Томой не говорил о том, что творилось в его семье, а незнакомому человеку рассказывать тем более не горел желанием. - Ну и не больно надо было.

Послышались удаляющиеся шаги, и Дайго, хмыкнув, нырнул в спасительную темноту своего любимого убежища. И только тогда он осознал, во что ввязался. Один против троих. Сбитые костяшки пальцев и немного ноющие рёбра показались Дайго чудом - брат однажды умудрился выбить ему несколько зубов, благо молочных, неудачно толкнув на стену.

У Дайго не было сомнений в том, что он поступил правильно, но запоздалый страх не давал выкинуть эту ситуацию из головы. А что если те придурки снова подкараулят того полукровку? А что, если ещё большей толпой они нападут на самого Дайго? Он весь вечер думал об этом, но так как Тома не пришёл, ему даже не с кем было этим поделиться.

О том, почему же Тома так внезапно пропал, Дайго узнал лишь спустя несколько дней, а до этого времени бессистемно шатался по коридорам, будучи не в настроении для тренировок. Он не казался себе всесильным, наоборот - чувствовал себя полным идиотом, который сначала делает, а потом думает.

- Это выглядит так, будто ты ошиваешься в поисках неприятностей, - внезапно его отвлёк смутно знакомый голос. Дайго обернулся, и взгляд наткнулся на улыбающегося парня: на щеке расплылся яркий синяк, а лисьи глаза внимательно, с каким-то странным интересом, наблюдали. Тот самый полукровка, сидящий на каком-то выступе неподалёку от технического блока.

- Мне просто скучно, - внезапно сознался Дайго. Это действительно было так - без тренировок и Томы он совершенно не знал, чем себя занять, а все книги были перечитаны уже не по одному разу. Парень хмыкнул и спрыгнул на пол. А потом махнул рукой, приглашая, видимо, следовать за ним. Дайго пожал плечами и пошёл.

В техническом блоке Дайго оказался впервые. Словно на экскурсии, он глазел по сторонам, смотря на собрание разной техники, какую-то громко бурчащую машину и кучу взрослых мужчин в рабочих комбинезонах. Они с полукровкой казались на фоне всех этих огромных вещей песчинками. Но только Дайго было неловко - его спутник тут явно знал всё вдоль и поперёк. Он привёл Дайго в какую-то небольшую комнатушку, отдельно от основного цеха, и показал на небольшой стол, заваленный всякими мелкими деталями и вещами.

- Мне разрешают тут тренироваться, у меня неплохо получается возиться с техникой, - гордо сообщил он, пока Дайго осторожно вертел в руках какую-то штуку, напоминающую маленькое металлическое колесо. - Только не потеряй ничего.

Дайго послушно положил детальку на место.

- Не думал, что детей допускают до такой работы, - задумчиво произнёс он, изучая корпус от разобранных электронных часов, которые были в каждой жилой комнате. Полукровка уселся за стол и, схватив какой-то прибор непонятного назначения, углубился в лежащий перед ним механизм.

- Мне уже девять, я не ребёнок, - спустя некоторое время надуто выдал он, и Дайго примирительно поднял руки, не желая спорить с очевидно ошибочным фактом. - Но у меня правда получается. Сначала старшие за мной присматривали, а затем вот выделили отдельное помещение. В основном я чиню часы, звонки и прочие мелкие штуки, которыми остальные не хотят заниматься.

Для Дайго это было... странно. Его брат уже несколько месяцев как тоже был занят на какой-то простенькой подсобной работе, вроде уборки, но предположить, что ребёнка допустят до таких опасных инструментов - это маловероятно.

- А если ты поранишься? - Дайго осторожно подошёл поближе и встал рядом, наблюдая за искорками, вылетающими при контакте инструмента с механизмом. Выглядело впечатляюще.

- Ну поранюсь, и что? У меня мама работает в медблоке, починит, - отмахнулся парень, а Дайго невольно вспомнил недавние события и мысленно поинтересовался у самого себя, стоило ли спасать того, что не то что не боялся боли, а даже нарывался на неё? В голове подобное отношение не укладывалось. Сам Дайго всё ещё оставался ужасным трусом, и в дальнейшем собирался драться лишь для собственной защиты, ну или ради Томы.

- Значит, в следующий раз, когда тебя будут избивать, просто пройду мимо, - Дайго развернулся, чтобы уйти, но внезапно за край его курки его схватила рука.

- Постой. Я... - парень выглядел реально смущённым. На смуглом лице это было незаметно, но бегающий взгляд выдавал его с головой. А ещё - покрасневшие оттопыренные уши. - Спасибо, короче. Ты круто дерёшься.

Дайго внезапно смутился тоже. Тома никогда не говорил ему подобное, так что этот комплимент был для него едва ли не первым за всю жизнь. Это оказалось очень приятно.

- Не за что, - пробурчал он не зная, стоит ему улыбаться или нет.

- Круто для такой мелочи как ты, - с мстительными интонациями добавил он, и Дайго, не удержавшись, бросился вперёд, с намерением ударить. Не сильно. Но полукровка его поймал, смеясь, и повалил прямо на пол. Они смахнули всё-таки что-то со стола, но было всё равно. Дайго и сам не понял, когда начал смеяться, катаясь по полу в шутливой попытке ударить, защищаясь от ответных слабых попыток.

Вскоре они оба, уставшие, просто валялись рядом на полу. Дайго смотрел на мерцающую лампочку и чувствовал направленный на себя взгляд.

- Меня Коджи зовут. Мукай Коджи. Мы так нормально и не познакомились, - шёпотом произнёс полукровка, и Дайго повернул голову в его сторону. Коджи улыбался, но не так, как раньше. Какой-то совершенно другой улыбкой. Незнакомо-взрослой какой-то.

- Нишихата Дайго. Хотя я и не собирался знакомиться с тобой, - с улыбкой так же тихо произнёс он и хихикнул, когда Коджи сделал вид, что надулся. А затем он резко сел и протянул Дайго руку, помогая подняться.

- Если будет скучно, заходи в любое время. Если я не в школе, я тут, - предложил Коджи, и Дайго кивнул. Решив, что это прощание, он уже собрался уйти, но ему не дали. - Можешь остаться. Я скоро закончу с часами и могу показать что-нибудь ещё интересное.

И Дайго остался. А потом приходил всё чаще и чаще, постепенно понимая, что практически всё свободное время стали занимать походы в тех.блок. Перед Томой по началу было стыдно, но тот тоже стал редко выбираться со своими излюбленными книжками в их убежище, потому что, оказывается, у него недавно родился младший брат, и теперь он возился с ним, потому что его матери некогда - она была управляющей блока хранения и не могла оставить свою работу ни на минуту. Дайго, который даже не представлял, чем можно заниматься в помещении, заставленным вещами, которые может пригодятся, а может и нет, только кивнул и поздравил Тому. Про Коджи он так и не смог ему рассказать. Но за это стыдно не было.

Тренировки Дайго не забросил, только теперь занимался в освещённой периодически мерцающей лампой комнате, принадлежащей Коджи. Он был не против. Они часами могли молчать, увлечённые своими делами, а потом разговаривали, когда Коджи выступал помощником Дайго в спарринге - это сложное слово Дайго до сих пор выговаривал не с первого раза.

Брат больше не лез совсем, предпочитая игнорировать, придурки, напавшие на Коджи - просто скучающие подростки, - тоже куда-то испарились, так что жизнь была спокойной, размеренной, но на удивление не скучной.

Когда Дайго понял, что через пару месяцев уже пойдёт в школу, то удивился тому, как быстро прошло три года с того момента, как он оказался в бункере. Ему недавно исполнилось восемь, и Коджи рассказал, что его отправили учиться в этом же возрасте, потому что он подходил к младшей возвратной группе - в более старшей якобы он бы не справился. Так что первый год он фактически ничего не делал, так как знал всё, что положено ученику начальной школы. И он был в группе не один такой.

- Так вы с Томой учитесь вместе? - обедали они теперь тоже вдвоём, за столами работников технического блока, кто был без семей. Никто из старших не возражал, так что Дайго вовсю этим пользовался, особенно поняв, что Коджи только за. - Я его знаю, он мой вроде как друг.

Коджи внимательно смотрел на него, сосредоточенно жуя что-то, напоминающее недоваренную морковь, а затем усмехнулся.

- Не знал, что у тебя есть такие связи, - Дайго совершенно не понял, что Коджи имел ввиду, и тому пришлось пояснять, что семья Канеучи считалась элитой из-за того, что была ответственна за склад. - Там столько всего хранится, вплоть до оружия. Удивлён, что ты не знал.

Дайго действительно не знал. Никогда не интересовался и не спрашивал, но теперь лучше понимал, почему Тома себя так странно вёл.

Дайго вообще ничего не знал, потому что до этого слишком мало общался с людьми. И никогда ни с кем не говорил о себе, о прошлом, о том, что осталось наверху и возможно ли то, что они в этом бункере не навсегда, невзирая ни на какие утверждения старших. Дайго отчаянно хотелось об этом с кем-то поговорить, но он не мог. Он доверял Томе, доверял Коджи, но он не доверял самому себе.

- Расскажешь мне об этом больше? - это был максимум, на который он был способен. Спросить что-то нейтральное, чтобы понять, как много он упускает, зарываясь внутри себя. На мгновение ему показалось, что Коджи понял, что именно взволновало Дайго, но это наваждение быстро прошло.

- Конечно, - отозвался он.

Он действительно рассказывал: про хранилище, про прочих влиятельных людей, про устройство бункера - Дайго даже понятия не имел, что есть закрытый «зелёный» блок, где выращиваются овощи, никогда не задумывался над этим, но внезапно захотел устроиться работать именно туда. Коджи много знал о техническом обеспечении, а ещё излазил все доступные вентиляционные шахты вдоль и поперёк, просто потому что было интересно. Но Дайго отказался от предложения поползать там вместе с ним - он любил чистоту, а пыльные помещения никак с ней не вязались.

За два месяца Дайго узнал о месте, где ему приходилось жить больше, чем за предыдущие три года. Так что он был абсолютно готов к предстоящим школьным занятиям.

К чему он оказался не готов, так это к людям. Он догадывался, что в бункере куда больше детей, чем он видел, пропадая то в блоке утилизации, то в техническом, но он даже не предполагал, что в классе окажется больше, чем тридцать человек. От семи до девяти лет. Пятая группа возраста. А вот первая уже закончила обучение, перейдя в разряд взрослых. Йоширо был во второй.

После первого дня он сбежал в техническую комнату Коджи и сидел там до тех пор, пока последний не вернулся с уроков.

- Ты чего? - удивлённо поинтересовался он, обнаружив Дайго, сидящим с ошалелыми глазами в углу.

- Никогда не думал, что такое количество детей могут создать такое количество шума, - выпалил почти скороговоркой Дайго и даже не подумал обижаться, когда Коджи рассмеялся. Он присел рядом, улыбаясь, и протянул Дайго руку, за которую тот схватился, как за спасательный круг.

- Ты привыкнешь, - и от этих слов стало легче. Дайго не понимал, как Коджи так удаётся - одной фразой успокоить то, что не успокаивается кучей разных мыслей. И при этом он всё ещё оставался вредной занозой.

Но Дайго действительно привык. Даже худо-бедно смог наладить отношения с некоторыми одноклассниками. Особенно с глуповатым Хирано, которого сторонились все остальные. Он был похож на смесь котёнка и ёжика - вроде милый ребёнок, но стоило сказать ему что-то, что не вписывалось в его картину мира, как он начинал ершиться. Особенно он доставал всех мыслями о том, что они могут вернуться «домой». За три года Дайго привык к мысли, что бункер и есть его дом, но он догадывался, что с этим смирились не все.

«Они бы подружились с Томой. Наверное» - эти мысли часто мелькали у Дайго в голове, но он даже и не думал о том, чтобы познакомить тех двоих. Особенно учитывая то, что его собственное общение с Томой сошло на абсолютный минимум. Они виделись едва ли раз в две недели, обменивались школьными новостями и расходились. Затем это время сократилось до раза в месяц.

А спустя пару лет после того, как у Дайго начались занятия, он перестал приходить в блок утилизации вообще.

Жизнь Дайго текла медленно, размеренно. В ней не происходило ничего, кроме Коджи, тренировок, попыток поладить с техникой - у него неплохо получалось, - а ещё подработки в саду. Его быстро взяли помощником, несмотря на юный возраст, и Дайго в своё удовольствие копался в земле.

Когда брат закончил школу, он поставил Дайго перед фактом, что или он ищет, где жить, или будет спать в коридоре - Йоширо собирался переехать к неизвестно когда и как появившейся девушке. Дайго надеялся, что хотя бы её он не будет бить, даже если в последние годы брат и не поднимал на него руку. Впрочем, тут дело было в том, что он научился давать сдачи.

Но никто Дайго из комнаты в итоге выгонять не стал. Более того, один он жить тоже не остался - внезапно к нему перебрался Коджи.

- Жить вдвоём будет круто, - сказал он, кидая свою сумку на освободившуюся кровать. Дайго невольно подумал о том, что Коджи было почти столько же лет, сколько было Йоширо, когда он остался с младшим, ни на что не способным братом, вдвоём.

Но сейчас Дайго не был бесполезен. А Коджи не был ему родственником. Просто самым близким под этой чёртовой землёй человеком.

- Конечно круто, - он улыбнулся Коджи. И, наконец, понял, что конца света не случится, если он раскроется ему полностью.

Даже если выворачивать наизнанку собственную душу было страшно. Страшнее, чем что либо в его жизни.

Они проговорили всю ночь. Дайго делился воспоминаниями об отце-пьянице, распускающем руки, о брате, который пошёл по его стопам, об умершей матери, лицо которой Дайго уже едва ли помнил - оно было смутным бледным пятном с заплаканными глазами. О том, ради чего он стал учиться драться. О Томе.

- Он думает, мы можем вернуться. Он не говорил об этом напрямую, но я уверен в этом, - Дайго лишь на секунду подумал, не было ли это предательством доверия Томы, но решил, что нет. Это откровение не выйдет за пределы этой комнаты, а Коджи можно было доверять. Скорее всего, Тома даже не поймёт, что Дайго рассказал об этом.

- А ты в это не веришь? - в голосе Коджи не было ни осуждения, ни недоумения, только ровное, практически невесомое любопытство. Дайго задумался.

- Я не знаю, верю я или нет. Я практически не помню ту жизнь, но она мне кажется хуже, чем здешняя. Так что даже если это возможно... мне всё равно некуда идти, - он действительно раньше не задумывался об этом. Внушённое «За пределами бункера жизни нет» не давало его мыслям двигаться в том направлении. Отравленный неизвестным биологическим оружием воздух был непригоден для жизни шесть лет назад, но что если...

- А мне есть куда. Мой старший брат был сильно болен, когда всех заслали в бункер. Не смертельно, просто... заболел. Он не успел с нами. Его оставили умирать там, снаружи. Если бы можно было вернуться, я бы хотел его отыскать, - Дайго впервые слышал о том, что у Коджи есть старший брат, не то чтобы они вообще много разговаривали о своих семьях. Это откровение... Дайго не знал, почему так счастлив от того, что Коджи открылся ему тоже. Наверное, потому что почувствовал себя ещё ближе к нему, чем был до этого.

- У меня там остался отец. Подрался с кем-то на кпп, - Дайго фыркнул, вспомнив тот момент. - Я, конечно, сейчас говорю как брат, но, наверное, предпочёл бы, чтобы он там умер.

- Я слишком боюсь, что Татсуро умер. Так что, наверное, мне легче думать, что жизнь там закончилась совсем, чем знать, что она есть, но моего брата больше нет.

На это Дайго было нечего сказать, так что он просто сполз со своей кровати, а затем забрался под одеяло к Коджи, обнимая. И почувствовал крепкое, почти отчаянное ответное объятие.

Они не возвращались к этой теме ещё два года, за которые, как казалось Дайго, Коджи пытался примириться с мыслью, что его брат мёртв. А, может, наоборот, лелеял в себе надежду, что он жив и когда-нибудь они смогут встретиться. Коджи много рассказывал о брате: их отношения не были идеальными, но Татсуро очень заботился о младшем, учил его танцевать, и даже если они иногда ругались, Коджи брата очень сильно любил. Дайго не завидовал, нет, но где-то внутри него поселилось желание того, чтобы его дорогой человек когда-нибудь смог увидеть брата.

Дайго захотелось выбраться из бункера только ради Коджи. Он лишь надеялся, что момент, когда это станет возможным, настанет. Даже если они не говорили об этом вслух и делали вид, что прислушиваются к вечным заверениям кого-то свыше.

А потом Хирано решил сбежать.

Это событие всполошило всех, об этом говорили на каждом углу, а пойманный практически на выходе Хирано хмуро взирал на каждого, обзывая их трусами. Он продолжал верить, что жизнь за пределами бункера есть.

И в тот момент Дайго действительно ощущал себя трусом, потому что так и не смог подойти и сказать «Я верю тебе, даже если доказательств нет. Я верю». Возможно, он не смог, потому что этой веры было недостаточно. Возможно, по какой-то другой причине. Но чтобы успокоить свою совесть, Дайго начал общаться с Хирано несколько активнее, чем раньше.

И очень неожиданно это не понравилось Коджи.

- Ко-чан, да что с тобой такое? - они сидели в техническом блоке, потому что Коджи нужно было срочно починить радио - оно было одно на весь бункер, и без него были невозможны никакие оповещения. Коджи уже давно доверяли куда более сложную технику, чем раньше, и Дайго очень гордился тем, что его друг смог столько достичь. Он сам разве что немного оптимизировал теплицы, но это вряд ли можно было считать большим достижением. Он не был гением, как Коджи. Но это ничуть не обижало. А вот то, что Коджи от него закрылся и стал периодически огрызаться - очень.

- Ничего, - тон голоса был слишком ровный, и Дайго сразу это не понравилось. Коджи не оторвал взгляда от платы, которую пытался перепаять - отошли какие-то контакты, из-за которых радио и не работало, - хотя раньше всегда переключал своё внимание на Дайго, если чувствовал, что тот волнуется. А сейчас он сходил с ума от волнения.

- Коджи, я же вижу. Поговори со мной? - он старался быть ласковым, но, кажется, этим только разозлил.

- Просто уйди, а? Ты мешаешь, - грубо бросил он, и сердце Дайго рухнуло куда-то вниз, словно его придавило камнем. Он встал, но понял, что просто не в силах пошевелиться.

Он не думал, что слова могут бить больнее кулаков.

Он не верил в то, что его Коджи мог такое сказать.

- Ты правда хочешь, чтобы я ушёл? - собственный голос казался каким-то незнакомым, глухим, словно звучал из под воды. В горле запершило. Коджи всё же поднял на него взгляд, но раздражение тут же сменилось удивлением и виной. Дайго моргнул.

- Дай-чан, я... чёрт, прости меня, - он подскочил, отбросив плату куда подальше, и замер совсем рядом. Коджи недавно начал расти, и теперь был сильно выше Дайго. А ещё у него были тёплые руки, которые зачем-то прикоснулись к его лицу. - Я идиот, ты же знаешь это?

Дайго никогда не считал Коджи идиотом, но в тот момент он не знал, что ответить. Ему было больно, и он ничего не понимал.

А потом он увидел, что у Коджи мокрые пальцы и понял, что когда-то успел заплакать. Он шмыгул носом, потом ещё раз...

И разрыдался, уткнувшись Коджи в плечо, цепляясь за его рабочий комбинезон на груди. А Коджи обнимал, гладил по голове и бесконечно извинялся. Рядом с ним было так тепло, так правильно, что Дайго был готов простить его только за то, что он рядом, всё это время был. Но он хотел понять, почему это вообще случилось. Что произошло с тем, кто всегда был на его стороне. С тем, кто был Дайго безумно дорог.

Поэтому он спросил ещё раз. Как только успокоился и позволил напоить себя какой-то жуткой пародией на чай, которую пили все механики.

- Я не знаю, как это объяснить так, чтобы ты не посчитал меня психом, - он ходил по комнате из одного конца в другой, не смотря на Дайго. Но зато он, наконец, нормально с ним разговаривал, что не могло не радовать.

- Я не посчитаю тебя психом, Ко-чан, - Дайго едва подавил желание закатить глаза. Ему было немного стыдно за свою истерику, за то, что Коджи увидел его в таком неприглядном виде, но тот никаким образом не дал понять, что что-то не так. Он просто сделал вид, что предыдущих событий не было.

- Это ты сейчас так говоришь, - со вздохом, Коджи схватил свой стул, поставил его напротив Дайго и сел. - Просто понимаешь, мне не нравится этот твой Хирано. С его беспочвенной уверенностью и с тем, что из-за него я ощущаю себя последним трусом. И я боюсь, что общаясь с ним, ты тоже решишь, что я совершенно не гожусь на роль твоего друга.

Дайго от удивления едва не открыл рот.

- Что? - он переспросил чисто на автомате, не будучи уверенным, что правильно понял смысл сказанного. - Ко-чан, при чём тут Хирано? Я не настолько часто общаюсь с ним, чтобы...

И тут он понял.

- Дело не в том, общаешься или нет, - Коджи отвернулся и опустил взгляд, разглядывая масляное пятно на полу.

- Ты ревнуешь? - прямо в лоб спросил Дайго, и кончики ушей Коджи привычно покраснели от смущения. А Дайго от этого почувствовал внезапный прилив нежности. - Глупости ты думаешь. Ты мой самый близкий человек, и никакие Хирано этого не изменят. Если ты из-за этого пытался меня оттолкнуть, то зря.

- Я не пытался тебя оттолкнуть, - пробурчал Коджи пятну. Он дёргал правой рукой край левого рукава и выглядел настолько несчастным, что вся обида на него ушла, словно её и не было. Словно Коджи никогда не говорил ничего, способного ранить. - И не ревновал, не правда.

Дайго не выдержал и хихикнул, заработав всё же недовольный взгляд Коджи, а затем потянулся и обнял совершенно не сопротивляющегося друга.

- Придурок ты, Ко-чан, - прошептал он куда-то Коджи в плечо и почувствовал, как тот кивнул.

А на следующий день слишком многое изменилось.

Дайго знал, что Коджи продолжал возиться с радио уже несколько дней, но пообещал, что совсем скоро закончит. Когда Дайго пришёл в технический блок, то обнаружил Коджи, пустым взглядом смотрящего на коробочку радио, которое он раздобыл для проверки работоспособности. Оттуда раздавались сплошные помехи.

- Что такое? - Дайго бросил стопку учебников - вот он, главный плюс школы, - на ближайшую тумбу и подошёл к столу. Шипение угрожающе усилилось, а затем резко прекратилось.

- Дай-чан, кажется, я схожу с ума, - дрожащий голос и паника во взгляде очень пугали, но Дайго заставил себя успокоиться, потому что, кажется, Коджи действительно нужна была помощь. Но после его следующих слов он понял, что помощь может понадобиться всем. - Я только что слышал радио. С поверхности. Сегодня удивительно солнечно для зимы. Ведущий советовал не забывать шарф дома. Дайго, он назвал сегодняшнее число, понимаешь?

- Может, кто-то из местных пошутил? - осторожно предположил он, судя по взгляду Коджи, понял, что сморозил глупость. Ну да, радио же на всех одно и частота тоже одна единственная.

- Твой Хирано был прав. Жизнь - она есть. Она продолжается. Они живы, - и в этом Дайго слышал «Мой брат может быть жив». В этих словах была надежда.

- Может, стоит тогда рассказать? - он сел прямо на пол у ног Коджи, и тот отложил радио-коробку, приобняв его. Тогда Дайго рискнул добавить: - И он не мой Хирано, успокойся уже.

- Не стоит, - тем не менее, Коджи проигнорировал вторую часть полностью. Он казался слишком серьёзным, старше себя обычного. - У нас с тобой нет никаких доказательств - я так и не смог снова поймать ту волну, хотя возился с этим весь день, даже школу пропустил. Над нами посмеются, как над Хирано. Мне всё равно, что будет со мной, но я не хочу, чтобы у тебя были какие-то неприятности.

Такая забота очень грела, но Дайго чувствовал, что за словами Коджи есть что-то большее, чем страх насмешек и недоверия в адрес подобного заявления.

- Предлагаешь просто молчать и делать вид, что ничего не случилось? - он посмотрел на Коджи и даже без каких-либо слов понял, что именно это они и будут делать.

Но держать это в тайне было невыносимо. Поэтому Дайго сделал то, чего не делал уже много лет. Он знал, что Тома всё ещё посещает блок утилизации - жилая комната его семьи напоминала дурдом, по его собственному определению, так что ему всегда требовалась тишина для занятий.

Дайго сразу же повезло. Тома, повзрослевший и побледневший ещё сильнее, чем когда они виделись в последний раз, сидел на своём привычном месте, уставившись в какой-то огромный книжный талмуд. Дайго лишь на секунду позавидовал - ему всё ещё крайне не хватало новых книг, - но тут же отбросил подобные мысли, присаживаясь рядом.

- Надеюсь, ты не забросил свои тренировки, - не отрываясь от чтения произнёс Тома почти равнодушно, и Дайго испугался, что слишком сильно обидел его тем, что перестал приходить, но затем Тома поднял голову и улыбнулся. - Рад тебя видеть.

- Я тоже рад, - признался Дайго, опуская голову. Стало стыдно. - И нет, не забросил. Слушай, у меня есть к тебе одна, можно сказать, просьба.

Дайго не знал, как лучше сообщить свою новость, особенно так, чтобы об этом тут же не узнали все. Он помнил, что Тома не из болтливых, но при этом понятия не имел, какой у него нынче круг общения. В столовой тот всё ещё не ел.

Поэтому решил бросится с места в карьер.

- За пределами бункера жизнь есть, - быстро пробормотал он, в тот же момент понимая, что Тома вряд ли что успел разобрать. Но судя по медленно вытянувшемуся лицу - он всё же всё услышал.

- Откуда такая информация? - почему-то интонации напомнили Дайго о полицейских, которых он когда-то видел по телевизору - книги он, конечно, предпочитал фильмам, но и от вторых не отказывался.

- Мой друг работает в техническом блоке. Он по радио... услышал, - после того, как новость была озвучена, она показалась какой-то неправдоподобной. Но Тома практически расцвёл, так что Дайго поспешил добавить: - Но он больше не смог найти ту частоту, на которой это было, так что доказательств нет. Поэтому, пожалуйста, никому не говори! Я не мог не рассказать тебе, но если об этом узнают, у моего друга могут быть неприятности.

- Мукай вечно влипает в какие-то неприятности, - философски отметил Тома, а Дайго от удивления чуть не прикусил язык. - И не смотри на меня так, я давно понял, что вы подружились, даже если ты мне ничего и не говорил.

- Так ты не скажешь? - смущённо спросил Дайго. Тома кивнул.

- Не переживай, никто ничего не узнает. Мне всё равно не с кем об этом говорить, - это была простая констатация факта, но Дайго стало ещё более стыдно перед тем, кого он когда-то называл своим другом. Кажется, это ему стоило переживать, что Коджи в нём разочаруется. - И не грусти ты так. Мне так намного комфортнее, поверь.

- Тебе лучше в одиночестве? - наверное, это прозвучало слишком недоверчиво, потому что Тома рассмеялся.

- Мне лучше в тишине. Но я не буду против, если ты всё ещё будешь приходить. В конце концов, ничьей вины в том, что мы перестали общаться, нет.

Тома казался Дайго слишком взрослым. Несмотря на то, что он был даже младше Коджи, в нём не чувствовалось ничего подобного. Даже те детские жесты, которые он позволял себе раньше, совершенно исчезли. Тома вырос, и Дайго было немного грустно от того, что он не видел этого и теперь практически не знал этого нового человека, что сидел перед ним.

Но при этом он понятия не имел, не будет ли Коджи против их с Томой возобновившегося общения.

- То есть, ты рассказал ему о моём открытии, и теперь вы снова друзья? - Коджи хмыкнул, отъезжая от холодильной камеры, которая едва влезла в его комнатушку - в общих цехах он наотрез отказывался работать до сих пор.

- Что-то вроде того. Ты против? - помня о ситуации с Хирано, Дайго не спешил радоваться тому, что Тома был только за возможность вновь общаться. Правда, как выяснилось в ходе разговора, Коджи общался с Томой не меньше.

- Дай-чан, ты можешь общаться с кем угодно, - словно объясняя маленькому ребёнку произнёс Коджи. Дайго сделал вид, что надулся на такое обращение, но не выдержал и улыбнулся. Подойдя ближе к Коджи, он обнял его, уткнувшись подбородком в макушку.

- Я хочу общаться с тобой. С Томой только иногда, а с тобой - всё время, - заговорчески, словно сообщая великую тайну, поделился он, наслаждаясь тёплыми объятиями. - Коджи, давай сбежим отсюда вместе?

Слушая напряжённую тишину, Дайго думал, что только что совершил самую великую ошибку в своей жизни. Но Коджи всё ещё не отпускал его, наоборот, прижал к себе ещё сильнее.

- Извини, но я не готов, - произнёс в итоге он, и Дайго выдохнул. Это не было отказом, просто отсрочкой. У Коджи в бункере были родители, самого Дайго тут не держало ничего, кроме Коджи.

Дайго ненадолго отстранился от него, а затем, присев, мягко коснулся губами его щеки.

- Тогда я буду ждать.

@темы: Фанфик, КоДай, Nishihata Daigo, Mukai Koji, Maido Jani, Kaneuchi Toma

URL
Комментарии
2017-05-26 в 18:23 

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
Урррр, спасибо тебе огромное за то, что всё же написала приквел к тому фику! *_______*
Я очень сильно его люблю и была рада узнать Дайго получше, хотя не только Дайго, но и Ко с Томой тоже.
Вообще, я почему-то не ожидала, что у Дайго... всё настолько плохо. Нет, я конечно помнила, что ему не за кого было в бункере держаться, кроме Коджи, но всё равно как-то... зато теперь понятно, почему он так здорово дерётся. Это правда здорово:heart:
Ну и конечно, меня умилило ужасно, что Дайго тренировался с Томой:heart:и то, что мой мальчик бьёт как девчонка, меня тоже умилило хДДД
Хотя конечно мне грустно, что они так мало прообщались, но... я понимаю.
А ещё, кстати, у Йоширо, эммм, что-то с головой? Потому, что он как-то реально выглядит больным мальчиком.

А сейчас я немного пройдусь по цитатам, и прости, что я в основном о своём *смутилась*

- Сражаясь со стенами, ты драться не научишься, - произнёс холодный, равнодушный голос, и Дайго вздрогнул, резко подняв голову. Над ним возвышался такой же, как и он сам, ребёнок, в темноте помещения казавшийся каким-то принцем с длинными волосами, тонкими шеей и запястьями и яркими глазами.
И тут я просто вся ыыыыы, потому что как ты всегда классно описываешь Тому-чана:heart:прямо в кокоро!

и внезапно эта суровая возвышающаяся над Дайго стена смущённо улыбнулась
*а одна Нэа где-то сдохла кхм*Стеночка моя, ыыыы:heart:

Когда они были наедине, он иногда вёл себя как сущий ребёнок, но на людях всегда играл из себя потомственного аристократа - по его же собственным словам. Это было желание его матери, и Дайго совершенно не мог понять, для чего это было нужно. Из-за этого Тома казался сильно старше самого Дайго, и это часто смущало.
И вот это тоже очень мило! Нет, вообще, вот реально никто не описывает моего ичибана лучше, чем ты. Спасибо тебе за это:heart:

Он выглядел... гордым. Парень был явно старше Дайго, но вряд ли намного - он казался лишь немногим старше Томы, при этом был несколько ниже его. Темнокожий полукровка с лисьим прищуром глаз
Описание Коджи такое здоровское:heart:так вот и забываешь сразу, что эта гордая лисичка только что на полу валялась *хихикает*но я любя, правда:heart:

- Ты чего? - удивлённо поинтересовался он, обнаружив Дайго, сидящим с ошалелыми глазами в углу.

- Никогда не думал, что такое количество детей могут создать такое количество шума

ДА, ДА, ДА И ЕЩЁ РАЗ ДА!
Как же я Дайго понимаю!

«Они бы подружились с Томой. Наверное» - эти мысли часто мелькали у Дайго в голове
Уррр, это тоже в кокоро:heart:хотя по идее у Томы и Шо нет ничего общего, кроме мечтаний о мире за пределами бункера, но уже одного этого достаточно, конечно))

А спустя пару лет после того, как у Дайго начались занятия, он перестал приходить в блок утилизации вообще.
Вот тут было грустно, ужасно грустно т______т

Но сейчас Дайго не был бесполезен. А Коджи не был ему родственником. Просто самым близким под этой чёртовой землёй человеком.
Вот шикарный момент же:heart:

Ещё раз спасибо тебе за фик!:heart:

2017-05-26 в 18:52 

Taiyou no Kame
Мурлыкающая черепашка с серебристой жареной корочкой
+Nea+, уррр, спасибо большое за комментарий:heart:

зато теперь понятно, почему он так здорово дерётся. Это правда здорово
Ну, я обещала об этом написать) Правда, я не думала, что это окажется приквелом, но так оно даже... лучше. Мне просто хотелось написать про Дайго, ладно, каюсь:lol:

и то, что мой мальчик бьёт как девчонка, меня тоже умилило хДДД
Хорошо, что умилило) Хотя Тома может и сильнее, но ему смысла не было так-то хД Не то чтобы он сильный, нет:lol:

Хотя конечно мне грустно, что они так мало прообщались, но... я понимаю.
У них всё впереди) Они наладят свои отношения и больше Дайго такой врединой не будет хД

А ещё, кстати, у Йоширо, эммм, что-то с головой? Потому, что он как-то реально выглядит больным мальчиком.
Возможно. Ну, результат того, что отец его бил, а мать никак не защищала, плюс вся эта ситуация с бункером тоже могла сказаться на нервах и психике. Это при всём при том, что Йоширо в принципе любил отца, несмотря на то, что тот пил и распускал руки. И его потеря для него стала тоже тяжёлым испытанием. А ещё - он теперь был старшим мужчиной в семье, и ролевая модель отца могла им переняться. Ну, я объясняла себе это всё как-то так. Говорят же, что парни, которых били в детстве, чаще всего в зрелом возрасте поднимают руки на жён. Подсознательные установки, что "так надо". Просто у Йоширо это всё случилось намного раньше. Я не говорю, что это нормально, или что это было обязано произойти - Дайго-то в целом нормальным вырос, но он всю свою агрессию в тренировки вылил. А вот Йоширо было всё это девать некуда.

и прости, что я в основном о своём *смутилась*
Ой, да ладно хД Я и не сомневалась, что так будет, ибо КоДая тут толком и нет:-D

*а одна Нэа где-то сдохла кхм*Стеночка моя, ыыыы
Не умирааааай хД Ну и я не могла не хД Белая стеночка жы:lol:

так вот и забываешь сразу, что эта гордая лисичка только что на полу валялась *хихикает*но я любя, правда
Ну, это ж Мукай хД Он не может упасть мордочкой в грязь перед милым маленьким ребёнком, который и так его самооценку едва ли не ниже плинтуса только что опустил:lol:

Как же я Дайго понимаю!
Я, увы, тоже.
Собственно, не написала бы, если бы не понимала:lol:

хотя по идее у Томы и Шо нет ничего общего, кроме мечтаний о мире за пределами бункера, но уже одного этого достаточно, конечно))
Ну, Дайго с самого начала был прав) У этих двоих куда больше общего, чем может показаться на первый взгляд. И он это подсознательно чувствовал. Но дети в итоге дошли до всего сами хД

Вот тут было грустно, ужасно грустно т______т
Извини:weep: Я понимаю, что Дайго в данном случае поступил... нехорошо( Нам стыдно, правда!

Вот шикарный момент же
Спасибо:heart:

URL
2017-05-30 в 10:02 

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
Taiyou no Kame, Ну, я обещала об этом написать) Правда, я не думала, что это окажется приквелом, но так оно даже... лучше. Мне просто хотелось написать про Дайго, ладно, каюсь
Пусть тебе будет хотеться писать про него чаще~
Но как приквел это и правда вышло очень здорово:heart:

Хорошо, что умилило) Хотя Тома может и сильнее, но ему смысла не было так-то хД Не то чтобы он сильный, нет
Ну ты же знаешь, как я люблю слабеньких ичибанов, уруру:heart:но хорошо, что он может сильнее))

Я и не сомневалась, что так будет, ибо КоДая тут толком и нет
*поперхнулась*Ничего себе не было! Даже если сильно пейрингового не было, но КоДай-то еееесть!

Белая стеночка жы
Дыыыыы:inlove:

Ну, это ж Мукай хД Он не может упасть мордочкой в грязь перед милым маленьким ребёнком, который и так его самооценку едва ли не ниже плинтуса только что опустил
Люблю же я такие отношения между ними, каюсь *смеётся*но да, падать мордочкой в грязь ещё сильнее Ко точно было никак нельзя~

Извини Я понимаю, что Дайго в данном случае поступил... нехорошо( Нам стыдно, правда!
Не нужно стыдиться, всякое случается. Главное, что они в итоге снова начали общаться^^

   

Quietness

главная